31138 Lamborghini Huracan Performante: как с помощью ветра обогнать всех. Lamborghini Huracan LP640-4 Performante
Lamborghini Huracan Performante: как с помощью ветра обогнать всех. Lamborghini Huracan LP640-4 Performante

Lamborghini Huracan Performante: как с помощью ветра обогнать всех. Lamborghini Huracan LP640-4 Performante

❤ 247 , Категория: Автомобиль Lamborghini, Тест-драйв авто,   ⚑

Если налить 20 мл кофейного ликера Kahlua, затем столько же приторного Baileys и добавить оранжевый Grand Marnier, получится коктейль Б52. Сильная штука! А если суперкару Lamborghini Huracan немного увеличить мощность, изменить калибровки подвески и внедрить гениальную систему активной аэродинамики, то выйдет убойный коктейль для конкурентов. Правда, не Б52, а 6:52 – это время круга, которое Lamborghini Huracan Performante показал на Нордшляйфе. Рекорд среди серийных дорожных автомобилей!

«Кто нам разрешил обогнать Porsche? Э-м-м… ­Во-первых, мы самостоятельная компания, хоть и являемся частью концерна Volkswagen. А ­во-вторых, 918 Spyder уже не нов, не вечно же ему быть первым».

Главный инженер Lamborghini Маурицио Реджиани улыбается и машет конкурентам. Согласитесь, получилась очень итальянская история. Еще перед официальной презентацией версии Performante появилась запись рекордного заезда: заводской гонщик Марко Мапелли на вид спокойно ведет Huracan по «Северной петле» Нюрбургринга. Одна камера транслирует вид с переднего бампера, а вторая – из салона. Увы, приборную панель итальянцы не снимали. «Парни ездили на Петле три дня и не знали, что именно этот заезд станет рекордным», – объясняет Реджиани. Спидометр появился в углу экрана в результате монтажа и стал причиной недоверия многих зрителей. Прямое сравнение скорости Уракана и Porsche 918 практически на всех участках трассы было в пользу немецкого супергибрида. Итальянцы же не объяснили, что с помощью компьютерной графики просто… вмонтировали приблизительную скорость на том или ином участке Петли!

Зачем они это сделали, я так и не понял. И конечно, после такого объяснения подлог выглядит еще более возможным. И все же я верю в рекорд Lamborghini. И не только потому, что результат официально подтвердили представители компании, которая вела запись всех данных рекордного круга. Но в первую очередь потому, что всему мировому автопрому и всем любителям настоящих автомобилей очень нужен этот результат.

Главное изменение в салоне – отделка из «кованого» углепластика. Из него же сделаны капот, бамперы и антикрыло. Это позволило облегчить Performante на 40 кг.

Наверняка вы, как и я, читали статьи и смотрели сюжеты про гиперкары McLaren P1, Ferrari LaFerrari и Porsche 918 Spyder, словно про космические корабли. Сверхдорогие, сверхсложные супергибриды, в которых многое уникально и подчинено единственной цели – времени круга. При этом от Макларена и Ferrari официальных результатов на Нордшляйфе мы так и не дождались, хотя совсем недавно трековый McLaren P1 GTR, доработанный тюнинговой компанией LM, и показал невероятные 6:43.2. Да, это быстрее, чем Huracan Performante, но считать такой McLaren дорожным, а тем более серийным при тираже пять экземпляров невозможно. Тогда как Lamborghini может купить любой, у кого есть 225 тысяч евро!

Информативность рисованных приборов средненькая.

Гиперкары за полтора-два миллиона евро даже выглядят какими-то синтетическими. А Huracan Performante – вот он, живой и естественный на ­пит-лейне трассы Имола. Выскочка, который умыл самых именитых. Развитые бамперы из «кованого» углепластика добавили ему агрессии и стиля. Если шесть лет назад с помощью такой изотермической штамповки итальянцы делали лишь ненагруженные детали, то теперь умеют штамповать даже опоры антикрыла!

Читайте также:  Заводной апельсин: Jaguar F-Type R. Jaguar F-Type Coupe

Палочка от эскимо вместо дверной ручки, все та же высокая посадка в довольно широком кресле – и затейливое управление каждой системой. Вместо рычажка поворотников подвижная кнопка на левой спице руля, как у мотоциклов. Ползунок смены режимов шасси – на нижней спице, а под алой откидной крышкой – кнопка запуска двигателя. Атмосферный мотор V10, который стоит сразу за стенкой углепластикового монокока, не заводится, а словно взрывается. Не знаю, как итальянцам удалось пройти сертификацию, но Performante оглушает даже на холостых!

Прямоточная выпускная система вместе с измененным впуском и распредвалами с увеличенным подъемом кулачков прибавили 30 л.с., но итоговые 640 л.с. выглядят довольно скромно на фоне 887 л.с. Porsche и почти тысячи у Макларена. На тоннеле блок трансмиссионных клавиш, но позиции Драйв здесь нет – первая передача включается крупным углепластиковым серпом за рулем.

Первый разгон – это шок. Двигатель кажется настоящим зверем даже после самых безумных турбомоторов. Он орет как сумасшедший, несет как одержимый и глотает передачи, словно витаминки. С 4000 и до максимальных 9000 об/мин его крик заполняет небольшой кокпит полностью, и поначалу поймать момент переключения вверх на слух непросто. Оставить смену передач за «роботом» не выйдет: для трека даже переписанная программа управления не подходит. Но если сработать лепестком точно и не отпускать педаль газа, то я охотно верю в заявленные девять секунд разгона до 200 км/ч.

Но супермотор был у Lamborghini и раньше. Главное, чем удивил Huracan, – недостаточная поворачиваемость и в целом общее равнодушие к гоночной трассе. Он был неожиданно хорош на обычных дорогах, однако на треке скорее разочаровал. Не только итоговым временем, но и отсутствием ярких эмоций от процесса.

Теперь ясно почему: на трек ориентирован Huracan Performante

Впереди маячит инструктор на обычном купе – и он мне мешает. Пускай у него полуслики Pirelli P Zero Trofeo R (на таких был установлен рекорд), а у меня более простые P Zero Corsa, но Performante все равно намного быстрее. Сами итальянцы говорят, что в Имоле на равных шинах он обгоняет обычный Huracan сразу на пять секунд!

Специально для Performante сделаны не только шины, но и диски, причем все модели кованые. Углерод-керамические тормоза и шестипоршневые суппорты такие же, как на обычном Уракане.

В «кольцевом» режиме Corsa этот автомобиль превращается в пресс, штампующий лучшие круги. Панель приборов становится огромным тахометром, но шифт-лайта – то бишь ярких огней, которые подсказывали бы момент переключения передач, – все равно не хватает: короткоходный мотор с новыми распредвалами крутится так быстро, что пару раз я подвисал на ограничителе.

Дорожный режим Strada по настройкам не отличается от режима обычного Уракана. Позиция Sport – для скольжений. Система стабилизации становится лояльнее, а распределение тяги с заднеприводным акцентом. Corsa для быстрой траекторной езды. Переключать передачи при этом можно только крупными подрулевыми лепестками.

Полноприводная трансмиссия с муфтой Haldex пятого поколения в приводе передних колес работает незаметно. Если обычный Huracan пропихивает передние колеса наружу при неаккуратном выходе из медленных поворотов, то здесь баланс тяги настроен точнее.

Читайте также:  Дайте мне огня!. Mazda 3 Hatchback

Но этого явно недостаточно, чтобы поставить рекорд на самой сложной гоночной трассе мира и чтобы настолько железобетонно держаться за траекторию сейчас на выходе из печально известного поворота Тамбурелло, в котором 1 мая 1994 года разбился ­Айртон Сенна. На месте удара висят бразильские флаги и фотографии Айртона, а внутри парка установлен мемориал, окруженный цветами и плакатами.

Но в чем секрет Lamborghini?

Точно не в иных настройках подвески. Да, инженеры сделали толще стабилизаторы, вдвое жестче теперь сайлент-блоки поперечных рычагов, клапаны амортизаторов перекалиброваны. Но это не может объяснить невероятного эффекта: когда дорога взмывает вверх, а сразу за перегибом уходит вправо к левому излому Пирателла, Performante не начинает скользить при разгрузке. Все потому, что у него самая хитроумная активная аэродинамика среди дорожных автомобилей!

Широкие антикрылья и развитый диффузор сами по себе создают 350 кг прижимной силы на 300 км/ч. Для сравнения: новейший Porsche 911 GT3 развивает только 150 кг. Хотя показатели Lamborghini, конечно, не рекорд. У Ferrari 488 GTB прижимная сила на 25 кг выше, McLaren P1 развивает 600 кг, а полугоночное купе Ferrari 599XX, которое первым из гражданских ­автомобилей вышло на Петле из семи минут, хвастает 630 килограммами.

Для создания максимальной прижимной силы McLaren P1 использует не только развитые аэродинамические элементы, но и активную подвеску – в гоночном режиме дорожный просвет уменьшается до 50 мм!

Тем не менее все эти машины медленнее на Нюрбургринге – а Lambo быстрее. Потому что итальянцы договорились с ветром не только на прямой, но и в поворотах.

У Ferrari клапаны в переднем бампере открываются под напором встречного воздуха, а в Lamborghini используют электромотор: заслонка расположена на нижней пластине. Из 350 кг прижимной силы на переднюю ось приходится 40%.

Заслонка в переднем бампере, которая открывается под полным дросселем и пускает поток воздуха под днище, снижая сопротивление, не новость. Подобную схему давно используют в Ferrari, схоже устроен и McLaren P1, а Porsche вместо нее эксплуатирует надувную штору. Но главный фокус сзади! Porsche и McLaren прибегают к сложным и тяжелым гидравлическим механизмам для подъема и наклона антикрыла, причем, чтобы увеличить скорость на прямой, водителю нужно вручную переключать режимы или нажимать кнопку DRS. В Ferrari поступили изящнее: на высокой скорости они выключают диффузор, автоматически опуская заслонки в задней части днища.

Начиная с гиперкара LaFerrari все трековые версии автомобилей из Маранелло оснащены опускающимися пластинами (показаны стрелками), которые на высоких скоростях выключают из работы диффузор.

Но никто в автопроме не додумался запустить воздух в стойки заднего антикрыла, чтобы он проходил через прорези на его нижней плоскости и разрушал область низкого давления. При этом на торможении заслонки у основания стоек закрываются, и антикрыло играет обычную роль. Но самое остроумное Performante творит в поворотах, когда заслонки работают в противофазе, загружая внутреннее колесо. Представляете, в левой дуге, когда нам нужно прижать к дороге левое колесо, заслонка там закрыта, а правая открыта. Понимаю, звучит как маркетинговая чепуха. И я бы в это никогда не поверил, если бы сам не ощутил.

Читайте также:  Ваш личный автобус. Ford Tourneo Custom

Бронзовые клапанные крышки – традиционный штрих спецверсий Lamborghini. Позади мотора V10 видны две пары воздуховодов. Внутренние нужны для охлаждения новой выпускной системы, а каналы по бокам уходят в стойки антикрыла. Если заслонки в них открыты, то поток воздуха вылетает через прорези на нижней плоскости антикрыла, снижая прижимную силу и уменьшая лобовое сопротивление.

Игры с заслонками, которые итальянцы назвали Aerovectoring, начинаются только в режиме Corsa – в котором Huracan Performante поражает стабильностью и простотой. Но стоит перейти в позицию Sport, и Lamborghini словно перенастроил неумелый инженер. Вроде бы те же 350 кг прижимной силы со мной, но машина куда требовательнее к точности руления. Инженеры говорят, что Aerovectoring способен создать до 50 Нм поворачивающего момента, а вдобавок в режиме Corsa планетарный механизм на рулевом валу уменьшает передаточное отношение, и Performante меняет направление словно силой мысли.

Хорошо видно отверстие на носовом обтекателе формульного Мерседеса W03, которое ловило поток воздуха и по стойкам переднего антикрыла направляло его в нужные зоны.

Итальянцы, не выдумывая, назвали свою систему активной аэродинамики ALA – Aerodinamica Lamborghini Attiva, сыграв на красивом созвучии. Ведь «ala» – это «крыло» по-итальянски. Я давно не встречал столь остроумного инженерного решения, которое бы оказалось настолько эффективным. Хотя сама идея, конечно, не нова и пришла из Формулы-1. Шесть лет назад жонглировать потоком в поворотах стал Mercedes c машиной W03. Воздух влетал в носовой обтекатель и по системе каналов направлялся либо на левые пластины переднего антикрыла, либо на правые в зависимости от поворота – точно так же, как это делает Lamborghini.

И пускай на обычных дорогах очарование Performante рушится. Антиблокировочная система, как и у обычного Уракана, склонна к неприятным растормаживаниям на неровностях, а подвеска либо трясет в режиме Sport, либо не держит удар в «гражданской» программе Strada. Поэтому все, что остается, – радовать прохожих перегазовками и упиваться фантастическими ускорениями. Но главное, что в Lamborghini доказали: в 2017 году можно сделать выдающийся суперкар без использования турбонаддува и гибридного привода. Честность по-прежнему не порок, и за нее Huracan Performante нельзя не полюбить.

Автор: Владимир Мельников


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

13 − 12 =

Рубрики
наверх